ПРИЧИНЫ ПОГРАНИЧНОГО РАССТРОЙСТВА ЛИЧНОСТИ

Все мы, в той или иной степени можем страдать по тем же поводам, что и пограничные личности: страх быть отвергнутыми, угроза расставания, смятение по поводу своей идентичности, чувство опустошенности и скуки. Скольким из нас приходилось иметь напряженные и нестабильные отношения? Или иногда вспыхивать агрессией? Или бояться одиночества, переживать скачки настроения, действовать себе во вред?

Пограничная часть есть у нас всех, а вот степень ее выраженности и интегрированности может быть очень разной. Эта часть отвечает за способность переживать контакт, близость. Пограничник, это тот кто пострадал на границе контакта. Из-за отсутствия стабильного взрослого, способного помещать и перерабатывать сильные эмоции ребенка, и дать возможность сформировать автономию, мы имеем дело с орущим младенцем во взрослом теле, который вырос но не повзрослел. Другими словами: такого ребенка наказывали за то, что он ребенок. Что бы психологически уцелеть ему пришлось отказаться от своего я (своей идентичности) ради сохранения привязанности. Поэтому любовь и близость навсегда ассоциируются с риском утраты себя через поглощение или заброшенность.
Пограничное расстройство, как минимум, должно быть нам напоминанием о том, что грань между «нормальным» и «патологическим» иногда бывает очень тонкой. Значит, мы все в большей или меньшей степени можем проявлять симптомы пограничной личности? Ответ — да. Ведь, в самом деле, многие из читателей первой статьи наверняка подумали, что все это очень похоже на вас или на какого-то вашего знакомого. Однако разница в том, что при пограничном расстройстве именно симптомы регулируют и контролируют жизнь человека, а не наоборот.
Однозначного понимания причин пограничного расстройства нет. Но играет роль целая совокупность факторов, это и врождённая предрасположенность, и психические травмы в раннем возрасте. Почти в каждой истории болезни есть эмоциональное потрясение: потеря очень близкого человека, физическое или сексуальное насилие, в целом неадекватное поведение родителей.

Биологически причины пограничного расстройства личности можно представить так: на фоне генетической предрасположенности возникает „уязвимость“ отдельных биологических структур (гиперактивность лимбической системы, снижение функции префронтальной коры, отвечающей за самоконтроль). Это приводит к усилению возбуждения и замедлению торможения в ответ на стресс. Сочетание этих факторов с неблагоприятными условиями в детском возрасте приводит к формированию дисфункциональной модели эмоционального реагирования и поведения.

Кроме того у клиентов с ПРЛ активнее вырабатывается кортизол, гормон стресса, что «помогает» находиться в состоянии сверхнастороженности.

Нередко «пограничность» воспитывают родители с собственными эмоциональными проблемами. Многие мои клиенты описывают свои семьи, как внешне вполне адекватные, но часто насилие бывает исключительно эмоциональным и остаётся незаметным для посторонних.
Наиболее важен в этом отношении период от 18 до 30 месяцев, когда ребенок начинает стремиться к самостоятельности. Некоторые родители активно противостоят отделению ребенка от них и настаивают на контролируемом, исключительном и часто удушающе тесном симбиозе. Другая крайность – когда родители лишь изредка вспоминают о своих обязанностях (а то и вовсе отсутствуют в жизни ребенка) на протяжении большей части его взросления не могут обеспечить достаточного внимания и признания чувствам и переживаниям ребенка. Любая из этих крайностей – чрезмерный контроль поведения и/или эмоциональная отстраненность – может привести к тому, что ребенок не сумеет сформировать позитивное, устойчивое самоощущение и будет испытывать постоянную сильную потребность в привязанности и хронический страх одиночества.

Следующий осложняющий ситуацию в этот период фактор заключается в том, что развивающийся ребенок часто воспринимает каждого из окружающих его людей как две разные личности. Например, когда мать чувствительна и утешительна, она кажется «абсолютно хорошей». Если же она в какой-то момент недоступна или не может утешить и успокоить, она кажется другой, «абсолютно плохой» матерью. Когда она выходит из поля зрения, ребенок считает, что она исчезла навсегда, и кричит, чтобы облегчить отчаяние и панику. По мере развития ребенка на смену этому нормальному «расщеплению» приходит более здоровое понимание положительных и отрицательных качеств матери, а тревога расставания вытесняется знанием о том, что мама все равно существует и она вернется, – это явление общеизвестно как константность восприятия объектов. Однако развивающийся мозг ребенка в некоторых случаях может саботировать нормальную адаптацию.

Почему некоторые люди страдают от ПРЛ, даже несмотря на здоровое воспитание? Почему другие, чье прошлое переполнено травмами и насилием, не заболевают?

Основываясь на том, что я писала ранее, можно предположить, что отчужденная мать или отец могут стать причиной неуверенности в себе и пограничности ребенка. Но отношения бывают более сложными, более взаимосвязанными: дерзкий, невосприимчивый и непривлекательный ребенок может сам спровоцировать разочарование и отстраненность в матери. Независимо от того, что произойдет раньше, оба продолжают взаимодействовать и закреплять модели межличностного общения, которые могут сохраниться на многие годы и влиять на другие отношения. Смягчающее воздействие других факторов – поддерживающий отец, понимающие семья и друзья, хорошее образование, физические и умственные способности – вносит свой вклад в общее состояние эмоционального здоровья человека.

Самое главное, что должен осознать родитель, что для того, чтобы вырасти, сначала нужно побыть ребёнком, потому что именно дети, проходя естественный путь роста и взросления, становятся «качественными», а не «фиктивными» взрослыми».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *